kolyadanik (kolyadanik) wrote,
kolyadanik
kolyadanik

Из "Театральной газеты" № 1, 2007 год. Газета выйдет 1 февраля 2007 года.

Горестные мысли
Но корабль не плывет
Театр драмы. «Кабала святош»
Спектакль «Кабала святош» не просто разочаровывает, он пугает своей провинциальностью и беспомощностью. И если в первом действии ждешь, что актеры (а актерский потенциал в театра невероятно высок) как-то «вырулят», создадут характеры и как-то скроют огрехи режиссуры, то во втором действии актеров становится жалко, так как они просто неумело барахтаются на сцене, захлебываясь в немыслимой вампуке.
Чудовищно дорогие декорации и костюмы, полгода репетиций, надежда на успех – но что в итоге? Неловкость, которую испытывают зрители, глядя на происходящее на сцене. Гуляющий по сцене Сталин, которому читают пьесу Булгакова «Батум», сам Михаил Булгаков, будто бы страдающий, Мольер, пугающийся Людовика (главная краска в длинной сцене с Людовиком – заикание Мольера: а как еще играть испугавшегося?), впрочем, невозможно перечислить весь набор того, что есть в этом спектакле. Даже «Сулико» актеры поют! Чувствуется, что этот момент долго репетировался. Но зачем?!
Есть театральные режиссеры – философы, пытающиеся через актеров, театральными изобразительными средствами создавать свою картину мира и искать разгадку человеческого бытия, человеческих взаимоотношений, любви, смерти, верности, долга, чести и прочего, прочего важного для Человека. А точнее, для зрителя – сидящего в зрительном зале. И этот разговор режиссера-философа с думающим зрителем – самое важное в театре.
Но когда происходит имитация глубины смысла, когда рвутся на сцене бутафорские страсти, то возникает ложная многозначительность, и уж тогда сердце зрителя не дрогнет. Происходит следующее: «артисты поигрывают, зритель посматривает». А диалога нет. На второе действие можно остаться в буфете, коньяк пить. Потому что через 15 минут от начала спектакля всё становится понятным.
Так получилось в этом спектакле.
Можно, наверное, отметить более удачные (в отличие от остальных) работы Ирины Мосуновой, Юрия Бондаренко, Валерия Величко, но эти крошечные удачи не спасают спектакль – корабль тонет.
«Тиран и художник, власть и художник» - что может быть более современным? И если уж болит по этому поводу душа, то как ярко и мощно можно сказать об этом со сцены? Если есть что сказать? Или выходит – нету?
А уж когда в воздух подбрасываются время от времени листочки бумаги и с колосников рабочие сцены кидают такие же кипы листов, то тут приходится только руками развести. А других-то изобразительных средств, более современных, не «драмкружковских», в запасе у режиссера нет?
И сколько бы люрекса не было нашито на костюмы, этот блеск все равно какой-то нищенский. Кстати, костюмы в этот раз совсем не получились у талантливой молодой художницы Ники Брагиной, потому как ни один костюм не передает характера персонажей, не отвечает ролям, каждый костюм работает отдельно – костюмы слишком, в плохом смысле слова, «опереточны».
Самое печальное, что в театре драмы уверены: вновь удача. Какого-то трезвого взгляда на свою работу в коллективе совсем нет. Снова и снова в театре говорят о заговоре критики. Да Бог с вами! Как только случается хотя бы крошечная удача, разве не радуются все вместе с вами? Разве это только ваш театр? Разве он не наш общий? Мы в нем росли, на его спектаклях воспитывались, он – наша юность, разве не так?
А смотреть на массовку в шестьдесят человек, стоящую на сцене в черных капюшонах, невозможно. Что называется, «стоят у фонтана».
Что играет в этом спектакле замечательный артист Вячеслав Мелехов? Крошечный, никчемный эпизод. Что играет замечательный артист Вячеслав Кириличев? Еще более мелкий эпизод и, не зная сыгранных ролей этого артиста, можешь и не поверить, что он умеет что-то большее. Что играет прекрасная актриса Вероника Белковская? Придуривается, бебешничает и опять-таки, не поверишь, что эта актриса когда-то гениально играла Людмилу Ромашкину в «Уйди-уйди» или Ларису Боровицкую в «Куриной слепоте». Что делают на сцене Людмила Вериго, Татьяна Скипочка, Марина Савинова, Татьяна Голубева, артистки, проработавшие всю жизнь в театре и сыгравшие много замечательных ролей? Стоят в общей массе, «третьим грибом в седьмом ряду». В «пробежке» на сцене и замечательные Владимир Чермянинов и Вера Ирышкова.
Неужели актерам такого уровня нет достойной работы в новых спектаклях театра? Разве можно так разбрасываться? Ведь судьба актерская на сцене коротка, ну, может, не так коротка, как у балерин, но всё же.
Труппы театров собираются годами. Это как бриллиант к бриллианту, чтобы получилась роскошная корона, где каждый камешек на своем месте. Так было при Битюцком, при Соколове. Новых актеров принимали крайне редко, если раз в три года двух актеров брали в труппу, то и слава Богу.
Но сейчас в театр принят целый «отряд» молодых артистов, они играют все главные роли, но зачем, почему – не понятно. Наверняка, они все способные люди, но им еще очень далеко до фаворитства и невозможно на них строить репертуар.
Иначе, действительно, всё получается как в том анекдоте про лилипутов и мышей.
Редакция ТГ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments