kolyadanik (kolyadanik) wrote,
kolyadanik
kolyadanik

Коляда

Коляда

Разбираю архив.
Тут - фотографии репетиций и премьеры спектакля "Ромео и Джульетта". 2001 год.

Меня бесит, когда вспоминают этот спектакль.
Недавно Лена Ильина подходит ко мне после какого-то спектакля, говорит: "Ну, хороший спектакль, но вот, конечно, "Ромео и Джульетта" ...

Мне прям хочется заорать.

Потому что после этой "Ромео и Джульетты" я еще кучу спектаклей сделал, но никто их не смотрел. Но они - не хуже.

Ну, ладно.

А тогда, после премьеры "Ромео и Джульетты", кстати, всё было очень даже проблемно.

Мы выпустили спектакль. Все орут: "Это не Шекспир!". Особенно возмущались актеры, не занятые в спектакле.
Ждали фестиваль "Реальный театр", чтобы солидные театральные критики приехали бы и сказали бы своё слово.

Приехали.
Марина Дмитревская и Марина Тимашева.

Посмотрели.
Обсуждение назначили на малой сцене ТЮЗа.
Марина Дмитревская говорит:
- Ну сколько можно?! Ну, танцуют и танцуют, танцуют и танцуют, танцуют и танцуют ...

Тут я не выдержал, я сидел в последнем ряду на обсуждении, и закричал:
- А мне нравится.
Она стала что-то снова говорить, а я кричу:
- А мне нравится!
Она опять - но опять я хамил. Ну, разозлился.

Тимашева стала говорит, что она пришла в первый ряд в белых брюках, а тут - ужас! - свекла на сцене, она побоялась, что ее белые брюки испортят и...

"... Я убежала, убежала в последний ряд к Сашке Вислову!".

Такое вот было обсуждение. Про белые брюки. И про Сашку Вислова.

Директор театра был страшно доволен.
Размазали. Он хотел, чтобы так было.
И питерские критики, и московские - помогли ему утвердить в театре, что это - очень плохо.

Я помню, что иду по театру и люди в коридоре отворачиваются, не здороваются. Улыбаются. Понравилось им.

Марина Юрьевна, рассказываю, как было: я так запомнил.
Может, не так было?
Я только помню чувство какой-то немыслимой обиды.
Правда.
До сих пор.
А прошло столько лет.

Потом поехали с этим спектаклем на "Золотую Маску".
Не знаю, кто был отборщик и кто нас пригласил. Это был 2002 год.

Володя Кравцев получил "Маску" как художник спектакля.
И за то спасибо.
Потому что член жюри Игорь Костолевский сидел в первом ряду (мы играли на сцене РАМТа, прямо на сцене стояли ряды, всех в зале было видно), сидел и качал ногой, качал, качал.

Я играю брата Лоренцо в спектакле и вижу эту ногу, и хочется подойти и с ноги, что называется.

В антракте он уходит.
Член жюри. Уходит.

Проходит четыре года.
Мы в Москве, на гастролях. Середина гастролей. Играем.
И вдруг звонок на мой телефон.

- Добрый день, Николай. Это Игорь Костолевский. Я прошу простить меня за то, что тогда произошло. Мне очень стыдно.

Это был его голос, это был он.
Я прям встал, как соляной столб и не мог двинуться и понять, что это было.

Ну, было так вот.

Потом Марина Давыдова написала пренебрежительно (подружка ведь!) про спектакль, что (не помню точно цитату): "Иногда такие вот каляки-маляки бывают интереснее, чем спектакли большой формы".

А Дина Годер вообще усомнилась и написала: "Наверное, у Коляды это случайно получилось".

Ну, конечно. У меня всё случайно. Я же гений среди удобрений. Я же всё время в беспамятстве творю, блядь. ))))

Да. Так было. Так я помню этот спектакль.

))))

Очень смешно теперь это. Но тогда - было страшно обидно, потому что я-то был уверен, что всё как надо.

Но вот - как говорят на Урале: не поглянулось кой-кому.
Сейчас говорят: ты нас неправильно понял.
Да ладно.
Правильно я всё понял. )))))))))

Но главное не в этом: главное, что главные актеры в моей судьбе были найдены на "Уйди-уйди", а потом в "Ромео и Джульетте", и я понял, что без Ягодина и Ермоловой не будет у меня театра.

Два выдающихся артиста.
Любите их, как я люблю их.

Скоро вы увидите их в "Кошке на раскаленной крыше" Уильямса.

))))))))))))))

Posted by Коляда Николай on 20 июл 2018, 03:49

from Facebook
Tags: из Facebook
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments